Часть 4.

***

Дэн Софет ван Лиот, или Дэниэл Альсон – кому как удобнее! – действительно появился в Азельме, но отнюдь не в своем старом доме. Он перенёсся в квартиру Чезаре Роза, где провёл четыре года. Он не рассчитывал на большую удачу – в квартире вполне мог кто-то проживать. Но она оказалась пустой, брошенной. Всюду царил порядок – вещи расставлены по местам и нигде не найти пыли, но сам воздух подсказывал, что тут давно никто не живёт. Кроме явных чар чистоты, никакой магии в квартире не ощущалось.

Здесь Дэн нашёл свои старые вещи – не только одежду, из которой давно вырос, но и книгу Даггона по анатомии человеческого тела и пыткам, которые к этому телу применимы. Но как он ни искал, чёрной скрипки не было. Если Чезаре нашёл книгу во дворце, почему не забрал и скрипку? Или её забрали Светлые маги как улику, проходящую по делу об убийстве королевы?

Оставлять Швею в этом месте было небезопасно; но где ещё в Азельме Дэнни мог остановиться хотя бы ненадолго? По его расчётам, у них с Анстис было в запасе несколько часов, может быть, даже сутки. Этого могло хватить на то, чтобы поискать следы Тэллина и Чезаре… а могло и не хватить. Поэтому они с Швеёй договорились: в случае опасности она перенесётся домой. Это было очень далеко. Анстис сама говорила, что никогда не переносилась самостоятельно, да ещё на большие расстояния, но считала, что может попробовать. Если бы ей были известны какие-то другие места, кроме крепости Моро, это упростило бы очень многое, но Анстис всю жизнь провела в поселении стихийников. И Дэнни отправился на Вторую Дворцовую, туда, где был особняк Кора Тэллина. Отправился пешком, избегая пользоваться магией, и проходя по улицам столицы, только порадовался такому решению. На каждом шагу висели напечатанные в типографии указы, запрещающие самое малейшее использование Тёмной магией. Всюду расхаживали как простые стражи, так и магические патрули. Закутав лицо шарфом до самого носа, Дэнни добрался до Второй Дворцовой без происшествий. Он очень удивился, увидев, как выглядит особняк Тэллина – подготовленный к празднику, он сиял яркими огнями. Множество фонариков и колокольчиков висело на ограде, крыше, окнах и деревьях возле дома. Дэн подумал, что в особняке может сейчас жить кто-то другой. Раньше этот дом выглядел мрачновато. Но пока он, спрятавшись за живой изгородью возле соседнего дома, следил за домом Тэллина, туда подъехала роскошная карета, запряженная четверкой прекрасных гнедых лошадей. Из неё вышла полная, красивая женщина, и у самого крыльца ей навстречу, семеня, выбежал бывший камергер его Величества.

От неожиданности Дэнни чуть не задохнулся. Этот негодяй не только был жив, он ещё и жил всё там же, и наверняка продолжал свои чёрные делишки!

Но ведь Дэн Софет ни от кого не слышал о каких-либо бедствиях королевской семьи! Грет Кешуз процветал и здравствовал, женился во второй раз и не столь давно праздновал день рождения принца. Для Дэна это казалось равносильным тому, что Тэллина поймали или он скрывается, а ложа Смуты разогнана или уничтожена.

И вот оказывается, что Великий камергер продолжает существовать, ни от кого не прячется и всячески процветает! В то время, как сам Дэнни сидел в тюрьме, скитался и претерпевал разные лишения.

Дэнни сжал кулаки и сказал себе, что он терпел очень долго. Следовательно, может потерпеть и ещё. Дождавшись сумерек, он пробрался к чёрному входу особняка, где стал подстерегать кого-нибудь из слуг. Он хорошо помнил особняк, в котором провёл безвылазно несколько месяцев кряду, и знал привычки персонала – вечером многие слуги расходились по своим домам, оставляя лишь «ночную смену». Дэн Софет пропустил несколько человек, притаившись за невысоким заборчиком, огораживавшим палисадник заднего двора: то прошли повара, судомойки, две очаровательные горничные. Наконец вышла экономка – дама средних лет, с толстыми ногами и крепкой спиной. В особняке экономка была на особом счету – умная, собранная, очень ответственная женщина, которой Тэллин безусловно доверял. Эта добыча очень подходила Софету. Он последовал за женщиной до рынка, где уже убирали свои товары уставшие за день торговцы, и следил, как дама идёт по центральной рыночной линии под светом тусклых газовых фонарей. За рынком экономка свернула в Молочный Проезд. Здесь стояли небольшие домики горожан со средним достатком. Как видно, экономка поскупилась на более дорогое жильё, хотя наверняка могла себе его позволить.

Дом у экономки и правда оказался совсем невзрачным, особенно если сравнивать с домом Кора Тэллина. Женщина вошла, и вскоре в окнах загорелся свет. К огромной удаче Дэнни, она жила одна. Дэн постучался и, когда она открыла, широко улыбнулся.

- Здравствуйте, эна Фани Лерна, - сказал он. – Как поживаете?

По лицу экономки пробежала тень. Она отступила на шаг и спросила:

- Вы ведь ученик, вас зовут Дэн? Я видела вас раньше у эна Тэллина.

- Вообще-то я уже давно подмастерье, - с некоторой развязностью сообщил Дэнни. – У меня к вам дело от Марсела.

- Как это – от Марсела? – побелела и стала оседать на пол женщина.

Дэн воспользовался этим и ужом скользнул в дом, запирая за спиной дверь. Экономку он аккуратно подхватил за талию и усадил на низкую скамеечку возле входа.

- А что не так?

- Так ведь он умер три года назад, - пролепетала Фани. – Как раз тогда, когда вы  королеву убили. Вас арестовали Светлые, а его, как вашего наставника, приговорил Тэллин…

- Ааа, вот в чём дело, - Дэн даже обрадовался. Экономка сама ему всё выкладывала, даже не приходится её… уговаривать. – Расскажите, что я пропустил?

- Вы хотите вернуться в ложу? – насторожилась Фани. – Вам лучше держаться от эна Тэллина подальше. Вы ещё так молоды, Дэн. Зачем вам возвращаться туда?

- Хм, хороший вопрос. Вот вы зачем работаете на него, Фани?

- Я – другое дело, он платит мне. И неплохо платит.

- Вы сами состоите в ложе?

- Нельзя об этом говорить, - Фани, хоть и выглядела расстроенной и напуганной, тут же напустила на себя скромность.

Дэнни вздохнул. Понятное дело, она состоит в ложе. Нельзя занимать столь значительное место в доме Тэллина и быть не посвящённой в дела ложи Смуты!

Но его интересовало теперешнее положение дел. Фани, несомненно, обладала многими знаниями о них. Нельзя было разочаровывать её, но и пугать не следовало. Сказать правду – и женщина встревожится, соврать, что он хочет вернуться в ложу – и она расстроится. Дэнни прикинул, что может оказаться худшим вариантом и осторожно спросил:

- Допустим, я бы хотел вернуться.

Фани жалобно застонала.

- Как сейчас обстоят дела у многоуважаемого эна Тэллина? Он сейчас при дворе, в милости короля, не так ли?

- Я бы не сказала, что в особой милости, - задумчиво сказала экономка. – Но дела у него неплохи. Он по-прежнему камергер, только уж не Великий. Эту должность королева Керстин передала своему дяде.

- А остальные? Куда делись остальные?

Но тут Фани покачала головой и сказала, что не может ответить. Дэн подумал, что мог бы настоять, даже заставить экономку выложить всё, что ей известно о ложе Смуты. Но была ли в том нужда? Пожалуй, пугать Фани, тем более причинять ей боль пока не стоило. Ведь она отнеслась к появлению Дэна по-хорошему, не подняла крика и не устроила истерику. И уж тем более не стала отпираться и добровольно рассказывает ему всё, что необходимо.

- А разве Светлые маги не разоблачили Тэллина? Почему его не арестовали?

- Так ведь он сам – Светлый, - развела руками экономка, всем своим видом показывая недоумение.

Дэнни, поражённый в самое сердце, сел на пол возле Фани. Он был всегда уверен, что Кор является приверженцем Ордена Теней.

- И что же произошло после… - Дэн почувствовал, как предательски перехватило у него горло. – После гибели королевы?

- После того, как Деймон Марсел убил её, вы хотите сказать?

Дэнни уже начинал понимать, как обставили смерть королевы – ещё после слов о смерти Марсела. «Когда вы королеву убили», - сказала Фани в самом начале.

Он кивнул, желая услышать весь рассказ целиком – скорее всего, это будет рассказ о том, что в городе думают о нём, Чёрном Скрипаче. Официальная версия, так сказать.

- По всей Азельме стали ходить легенды, как всё было, - Фани невесело рассмеялась. – Кто-то говорил, что вы, Дэн, её убили из ревности. Кто-то – что Марсел воспользовался вашим талантом, чтобы свести счёты с королевской четой, а эн Тэллин предотвратил покушение. Мол, королю повезло, а королеве, увы, нет.

- Тогда почему Тэллина понизили в должности? – покачал головой Дэнни. – Неправильные какие-то легенды.

- Он и в самом деле сказал так, наш Кор Тэллин, но король Грет Кешуз был в горе от смерти супруги. И коль скоро у эна Тэллина не получилось полностью нейтрализовать вас и вашего наставника, король лишил его высокого чина. Но позволил остаться при дворе.

Всё звучало неплохо, совсем неплохо. Дэнни призадумался. Он уже начал понимать, как ему добраться до недруга.

- Последний вопрос, эна Фани Лерна. После концерта, когда меня схватили, я просил… ммм… одного Светлого мага, арестовавшего меня, сохранить мои вещи. Он это сделал, за что я поблагодарю его когда-нибудь, но одной вещи не хватает.

- Вашей скрипки, эн? Оооо, да-да, - Фани просияла. – Я так и знала, что на самом деле вы вернулись за нею. Чёрная Скрипка хранится в спальне эна Тэллина. Он сам сметает с неё пыль.

Здесь Софет едва сдержал торжествующую улыбку. Скрипка, подаренная ему бабушкой, обладала притягательностью поистине волшебной вещи.

- Отлично. Я хочу получить её назад, - Дэн поднялся на ноги. – Мне пора, дорогая моя эна Лерна.

- Где ты прячешься? – спросила экономка.

- Я не прячусь, - просто ответил Дэн. – Нет никакого секрета в том, что я нахожусь в Азельме.

Он ушёл с улыбкой. Его ждала Анстис.

В канун таких больших празднеств, как Ночь Долгого сна, в каждом зажиточном доме царит великая суета. А уж что говорить о королевском дворце! Со всей Тирны и из других стран, граничащих с нею, съезжались в Азельму гости. В связи с этим магическая охрана в зимней резиденции усилилась.

Дэнни и Анстис-Швея провели в квартире Роза всю неделю до самого праздника. Их никто не искал – Дэн даже тишком пробрался как-то к родному дому и убедился, что там нет засады из дюжины-другой Светлых магов. Но поселиться там они не смогли бы. Дом заняли какие-то простаки. При желании Дэн выгнал бы их, заявив свои права на жилище, но в квартире Чезаре Роза ему было гораздо спокойнее.

У них с Анстис не было ни гроша. Швее отводилось особое место в замыслах Дэнни, поэтому он старался без особой надобности никуда её не выпускать, и зарабатывать приходилось ему. Самая странная находка в доме Чезаре была – лютня. Дэн Софет мог бы поклясться, что никогда не видел у него в руках музыкальных инструментов, но припоминая первую же встречу с Розом, не мог не признать – в музыке Светлый маг понимал. Ещё тогда маленькому Софету запомнился отличный музыкальный слух мага и его пальцы – длинные и с расплющенными, мозолистыми подушечками.

Лютня пригодилась – перед праздником все простаки были настроены по-доброму и жаждали развлечений. Уличный музыкант – не Спящий весть какая потеха, но подавали ему неплохо. На эти деньги можно было позволить себе покупать нехитрую еду.

Эта спокойная и очень тихая жизнь приводила Дэна в некоторое замешательство. Неужели многие люди так и живут до самой старости и смерти? Он не знал, стоит ли желать этого, как высочайшего блага, или бежать величайшего искуса. Душа его разрывалась между желанием изловить Кора Тэллина и призвать негодяя к ответу, а потом отыскать Чезаре Роза, и порывом оставить всё как есть. Простить, забыть и зажить как простак. Ведь в крепости Моро  почти не применяли магию. Значит, в повседневной жизни о ней можно и не вспоминать вовсе.

Вечер перед Ночью Долгого Сна, на которую было намечено проникновение в особняк Тэллина, наступил как-то незаметно. Швея приготовила традиционные для праздника блюда – орехи и сушёные фрукты в глубоких маленьких мисочках, сладкую кашу из четырёх видов зёрен, ароматные, пышные булочки. Запечённое мясо так и блестело поджаристой, словно лаковой, корочкой.

- Ты столько приготовила, - улыбнулся Дэнни.

Он по-прежнему почти ничего не ел. Ему требовалась вода и чужая боль – и больше почти ничего. С первым было куда как проще. Боль… что ж, это была ещё одна причина, чтобы выходить на улицы с лютней.

- Надо поесть перед выходом, - сказала Анстис.

Они сели на пол перед камином, и Дэнни откусил кусочек мяса от предложенной ему порции.

И тут в дверь постучали. Осторожно и торопливо.

Дэн и Анстис переглянулись и остались на своих местах, ожидая, что будет дальше. Дэн заметил, как подрагивают пальцы Швеи. Он готов был поклясться, что видел между её большими и указательными пальцами голубоватые искры.

Стук повторился. И вместе с ним человек, очевидно, прильнувший к дверной щели губами, тихо проговорил:

- Я знаю, что вы здесь! Впустите! Я Дард, Сарвен Дард!

Глаза у Анстис стали огромными от удивления.

Дэн подобрался к двери и, прикрыв глаза, постарался понять, пришёл ли некромант один или привёл за собой всех Светлых, гнавшихся за ними от крепости Моро.

Для перенесения – слишком долго. Для пешего хода – слишком быстро.

- Похоже, он один, - сказала Швея. – Я чувствую его.

Дэн распахнул дверь. Осунувшееся, бледное, грязное лицо некроманта поразило его.

- Заходи, - буркнул Софет.

Дард буквально ввалился в квартиру Роза. Увидев расставленные прямо на полу тарелки, он упал на колени и накинулся на еду. Он жадно хватал орехи и нарезанные дольками фрукты, рвал зубами мясо и запихивал в рот булочки целиком. Кажется, он даже не жевал, а только с трудом, с горестными всхлипами глотал огромные куски. Анстис, глядя жалостливо и участливо, протянула некроманту стакан воды. Тот кивнул, не переставая поглощать еду, и принялся пить – так же жадно.

- Как ты нас нашёл? – спросил Дэн как бы между прочим.

- Пять дней искал! – гордо заявил Дард с набитым ртом. – От кладбища я перенёсся в Дрём – в Азельме же я ни разу не был! А Дрём близко к столице…

Он схватил руками кусок мяса с тарелки Дэна и откусил чуть ли не половину. Но на этот раз всё-таки принялся жевать. Запил водой, посмотрел на стакан и спросил:

- Есть вино?

- Сейчас не время для вина. Дрём… а дальше?

- Дальше я купил у колдуна «искалку». Настроил на неё, - Сарвен кивнул на Швею. – Я её лучше запомнил. Немного магии-шмагии…

- А ты знал, что здесь сейчас каждый магический чих отслеживают? – строго спросил Дэн.

Сарвен Дард тяжело вздохнул и развёл руками.

- А Светлые? Те… тринадцать ловцов? – спросила Швея.

Желтовато-серые глаза Дарда вдруг посветлели, и он отвёл взгляд от женщины.

- Я сказал им всё, как вы велели, - пробормотал он.

- Друг трупарь, - Дэнни насторожился и подобрался. – Нам бы очень хотелось точно знать: не навёл ли ты вот прямо сейчас Андерсона и его отряд на наш дом. Не то чтобы я очень боялся, потому что мне надо будет встретиться с Андерсоном… но хотелось бы быть уверенным, что они будут хотя бы ещё пару дней искать нас… ммм…. в другом месте.

Некромант отодвинул в сторону пустую тарелку.

- Я уйду утром, - сказал он. – Извините, я хотел как лучше, и думал… может, вам пригодится моя помощь… я…

- Сарвен Дард! – Дэн Софет сел напротив некроманта и уставился на него как коллекционер на диковину. – Ты ведь знаешь, что я могу прибегнуть к пыткам. Отвечай, где Светлые, которых я просил тебя направить в мой старый дом?

Дард сидя попятился от него, отчаянно мотая головой. Дэнни взял нож, лежавший возле блюда с остатками мяса.  Швея подняла руку – на её пальцах сверкали голубоватые искры.

Дард бросил свои пожитки почти сразу же после того, как закончилось кладбище. Катить повозку по снежной целине было занятием тяжёлым и бессмысленным. Он набил карманы разными ценными мелочами, взял один из мешков с едой и заткнул за пояс пистолет с двумя стволами, к которому оставалось ещё несколько взрывающихся пуль.

Светлые перенеслись недалеко – Сарвен видел, как они встали лагерем на опушке леса. Там они устроили совещание, и некромант попал к его окончанию. Он слышал, как главный из ловцов заставляет всех повторить задания, слышал, как двенадцать человек по очереди отвечают ему. За поимку Софета и его женщины решили взяться всерьёз. В прошлый раз, видимо, у них не получилось из-за того, что действия маги не согласовали, вот и старались сейчас.

Ловцы погасили костёр и собрались кучкой, чтобы перенестись. Дард, хоронясь за сугробами, подполз как можно ближе, и успел за ними.

Поэтому ни в какой посёлок с названием Дрём он на самом деле не переносился, а оказался в том самом доме Софета, о котором тот говорил.

И, конечно же, не успел никуда спрятаться или деться, окружённый толпой Светлых магов. Нынешние обитатели дома в испуге жались к стенам. Главный Ловец схватил Дарда за шею.

Вот тогда-то Сарвен Дард  и обезумел. Эти подлецы убили Портера, убили его собаку! И теперь смеют хватать его своими лапами в пижонских перчатках?!

Аффект некроманта пробудил силы, о которых тот никогда не ведал.

Он никогда не был ни быстр, ни беспощаден. Пистолет сам собой вылетел из-за пояса Дарда, ткнувшись в его руку, и первый выстрел прогремел сразу же. Пуля пробила Светлому голову, пройдя через нижнюю челюсть. Вторая досталась ближайшему магу, но лишь ранила его. Отбросив ненужный пистолет, Сарвен Дард развернул ещё не упавшего мертвеца спиной к себе, загородившись от Светлых. За его спиной стояли до смерти испуганные жильцы дома.

Мертвецом, пока тёплый, управлять легко. С недюжинной силой бывший главарь ловцов схватил сразу двоих и расшиб их головы друг об друга. Черепа издали звук, похожий на треск яичной скорлупы, только громче. Теперь у Дарда было в распоряжении три жив-курилки, а аффектация не проходила. Всё дело было во внезапности – ловцы растерялись. Но их всё ещё было девять человек – раненый в чёт уже не шёл. Они окружали. Сарвен пустил одного из мертвецов добить раненого, а второго – защищать спину. Когда уже четыре живых трупа окружили его, остальные маги только приготовились разделять. Дард знал повадки ловцов – они на лету определяли ведущую эмоцию и перехватывали её, и ты рисковал навеки остаться без энергии, если не успеешь вовремя закрыться. А блокировать свою энергию означало – остаться физически беззащитным, то есть перестать использовать магию против ловцов и сдаться.

Но с аффектами Тёмных Светлым бороться сложнее. Спровоцировать аффектацию может любая эмоция.

Сейчас Дард чувствовал, что ещё секунда – и всё закончится,  причём не в его пользу. И он подхлестнул себя – вспомнил, как поднимал со снега мёртвого Портера. Новый аффект захлестнул некроманта, и количество мёртвых увеличилось вдвое. А живых осталось ещё пятеро! Энергия пошла на убыль – ловцы не бездействовали. Они выхватили оружие – два пистолета и три сабли. Дарда уже пошатывало, и он снова заставил себя вспомнить о погибшей собаке. Это дало новую вспышку гнева, но уже слабее. Мертвецы плотно окружили некроманта, собирая в себя пули и удары сабель. Ещё двое ловцов упали замертво, но сил поднимать жив-курилок у Дарда уже не было. Да и управлять таким количеством было бы тяжело. Он оставил их лишь как заграждение, понимая, что сейчас они упадут замертво под ударами ещё живых магов, и сосредоточил силы и внимание на главаре ловцов. Тот оказался бойцом хоть куда – схватка закончилась лишь когда последний из магов отрубил главарю руки, а потом голову. Дард, всё ещё окружённый мертвецами,  поднял одного из свежих курилок, и тот, с двумя саблями в руках, закончил дело.

Некромант опустил руки, обессиленный и обезумевший от сделанного, и его вывернуло прямо на трупы.

Жильцы дома уже сбежали куда-то. Сарвен Дард опасался, что они донесут властям о бойне, но догонять их не бросился. У него подогнулись ноги, он бессильно упал на тело обезглавленного ловца.

Это случилось пять дней назад, спустя всего несколько часов после того, как Софет наведался в свой старый дом. Сарвен Дард долго прятался от городских стражей-«мух», рыскавших повсюду. Светлые отреагировали на вспышку Тёмной магии очень быстро, а большое количество трупов заставило их заняться активными поисками убийц. Таким образом, всё это время никто не занимался поиском Дэна Софета просто потому, что он был забыт. В конце концов, от него не ждали ни нападения, ни угрозы – ведь неизвестно было даже, где он и жив ли вообще. А вот виновник бойни в бывшем доме ван Лиотов являлся реальной угрозой. Правда, Дард и не думал, что когда-нибудь сможет повторить подобное.

Он не соврал по поводу «искалки» - простейшего колдовского амулета, способного найти следы человека в пределах двух-трёх кварталов. Магии на это никакой уже не требовалось, засечь «искалку» Светлые, конечно, могли, но на такую малость предпочитали не обращать внимания. «Искалку» он украл в лавке какого-то цирюльника – неизвестно, зачем, но мешочек, заговорённый на поиск, висел у самого входа.

Дард отыскал Швею и Софета, потому что на них частично тоже лежала вина за смерть Портера. Он не собирался мстить  - он считал, что они обязаны оказать ему помощь в качестве искупления.

Дэн опутал некроманта связующими чарами, но тот и не думал сопротивляться. Только зарычал, как собака, когда к его лицу приблизился нож.

- Отвечай же! – полный отчаяния, Дэнни готов был начать пытки. Можно начать с порезов на лице, затем заняться ногтями… или зубами. По утверждению автора книги о пытках, Даггона, зубная боль – одна из самых невыносимых! Но что ему, Софету, делать, если Дард не отвечал? Его самодеятельность могла сорвать планы Дэна и Швеи. А до начала их операции оставалось меньше пяти часов!

- Ладно! Убери нож! – взвизгнул проклятый трупарь, когда лезвие оцарапало ему щёку.

Анстис вздрогнула, с её указательного пальца сорвалась маленькая молния, ударив некроманта в руку.

- Я же сказал – ладно! – Сарвен Дард повалился набок, злобно рыча. – Я убил их!

И добавил уже тише, почти шёпотом:

- Я убил их всех.

Дэн был полон недоверия. Вот этот худой грязный парень непонятного возраста, от двадцати пяти до сорока лет, каким-то образом справился с отрядом ловцов, от которого он, Дэн Софет, предпочёл сбежать?

- Убил?

- Они зарезали моего Портера, - плаксиво поведал ему некромант.

- Это плохая новость, друг трупарь, - с трудом справившись с изумлением, сказал Дэнни.

Анстис, похоже, ещё не оправилась от потрясения. По её лицу было видно, как медленно она осознаёт новость, принесённую Дардом.

В сущности, Сэнди Андерсон и его отряд не произвели на Софета плохого впечатления. Они делали свою работу, только и всего. Пожалуй, его покоробило, что ловцы убили пса – кому мог помешать брехливый, ворчливый, но верный Портер?

Однако и к Дарду сейчас Дэн ощущал сострадание. Ему пришлось несладко, и за своё кровавое убийство он заплатил уже сполна, только не знал об этом. Дэнни многое мог бы рассказать некроманту о том, как живётся убийцам. Но, пожалуй, не сейчас.

- У нас не очень много времени, Швея, - сказал он негромко. – Постарайся успокоиться и прийти в себя. Друг тру… Сарвен, ты тоже успокойся. Они разделяли твои эмоции? У тебя много осталось за душой?

Дард закивал.

- У меня была аффектация, Софет, - заговорил он, как в бреду. – Они не смогли ничего поделать. Вот, посмотри – порезали мне руку, почти сразу зажило.

Дэнни убрал магические путы. Некромант задрал рукав куртки со слипшимся мехом на манжетах. На правом предплечье красовался широкий и длинный воспалённый шрам.

- А один чуть не прострелил мне голову, - Дард улыбнулся. У него были ужасные зубы – тёмные, поломанные. – Но под волосами не видно.

- Если надо – я подлатаю, - вздохнул Дэн, но Дард уже принялся хвастаться подвигами и ранениями. Дэнни прикоснулся к его лбу. У некроманта начиналась горячка.

Сразу после наступления Долгого Сна, когда большая часть простаков ложится спать, а во дворце продолжаются танцы (они обычно длятся до утра), из трехэтажного дома на Приречной улице вышли Дэн, Швея и Сарвен Дард. Анстис предлагала оставить незадачливого некроманта в квартире Роза, но Дэнни опасался, что Дард мог всё-таки навести ищеек на их убежище. Передвигаться безопасней – особенно в час, когда большинство «мух» слетелись к дворцовой площади, охранять знать. Так что Дэн, как сумел, привёл некроманта в себя и потащил с собой.

Вторая Дворцовая улица даже в такое позднее время очень хорошо освещалась. Здесь горели газовые фонари, но куда ярче и светлее, чем в кварталах победней. «Мухи» бродили тут вялые и скучные – у всех праздник, а у них работа. Дождавшись, пока стражники уйдут подальше от особняка Тэллина, Дэн, Швея и Сарвен пробрались к заднему двору и постучали в дверь чёрного входа. Им открыл сгорбленный пожилой слуга. Фани Лерна предупредила прислугу, как и обещала – очень уж ей понравилось, что музыкант пришёл за своей любимой скрипкой.

По плану Дэнни, его спутники должны были ждать у выхода и, если что, обеспечить им всем возможность уйти. До поры до времени не поднимая шума и не используя магии. Сам Дэн тоже не намеревался прибегать к волшебству до того момента, как в нём возникнет острая, прямо-таки жизненная необходимость.

Его беспокоило только состояние Дарда – тот очень нервничал. Похоже, чтобы переварить внутри себя все эмоции, связанные с массовым убийством, некроманту потребуется ещё некоторое время. Сарвен буквально не мог стоять спокойно, в отличие от Швеи.

- Слушай, друг некромант, - шёпотом сказал ему Дэн, собираясь уходить, - перестань плясать и сосредоточься. Я доверяю тебе безопасность Швеи. Береги её, слышишь?

Дард в полумраке коридора повёл глазами в сторону женщины и кивнул. Дэнни вздохнул с облегчением. Видимо, некроманту Анстис пришлась по сердцу. Возможно, её спасение оставило на душе некроманта какой-то след. Так или иначе, полученное задание несколько приободрило Дарда.

- Следите за тем, чтобы нам было обеспечено отступление, - Дэн обнял жену и поспешил по полутёмному коридору к покоям камергера. Свет сюда попадал только из кухни, где горела свеча. Коридор вёл в столовую, а оттуда можно было выбраться на лестницу и попасть в спальни.

Покои Кора Тэллина слабо освещались маленьким ночником. Дэн никогда не входил в эту спальню, и тем сильнее было его удивление – камергер, по его представлениям, жил в большей роскоши. Но нет – не слишком просторная комната, не особо шикарная обстановка. Сдержанность во всём. Кровать удобная – но и только-то, дверь в гардероб скрывается за изящной шёлковой ширмой, столик с зеркалом скромен и пуст. Возле кровати письменный стол и стул – простые, хоть и из красного дерева. Никаких финтифлюшек, ковров, золотых шнуров на бархатных портьерах. Да и самих портьер нет – обычные суконные занавески тёмного цвета, в полумраке не понять – какого.

В спальне не было камина – только небольшая жаровня с тлеющими углями. Раз она стояла разогретая, значит, Тэллин мог появиться скоро. Дэн поискал глазами полку с его скрипкой. И увидел её над письменным столом – простую книжную полку в четыре отделения, три из которых занимали книги и стопки бумаги. На четвёртой лежал потёртый скрипичный футляр.

Дэнни, едва дыша, открыл его и долго смотрел на чёрную скрипку, как смотрит на спящего ребёнка любящая мать.

Он едва не пропустил момент появления Кора Тэллина – услышал шаги и в самую последнюю секунду спрятался за ширму, сжимая в руках скрипку и смычок. Футляр остался лежать на столе.

Шаги прозвучали тихо, словно Тэллин крался по собственной комнате.

Затем ширма сама собой сложилась и полетела на пол.

Свет в спальне стал ярким, и Дэн увидел, что с камергером пришли ещё двое.

- Хороших вам снов, эн Тэллин, - сказал Дэнни и поклонился.

Камергер улыбнулся и поднял руки, словно собирался дирижировать. Два мага – а с ним, несомненно, пришли именно маги!  - медленно стали подбираться к Софету с обеих сторон. Дэнни прижался спиной к гардеробу.

- Здравствуй, Дэнни, - нараспев сказал старик, тряся двойным подбородком. Дэн подумал, что уже забыл, насколько у Кора неприятный голос.

- Стоять, - сказал он магам и поднял к подбородку скрипку. Первое же прикосновение к струнам смычка заставило музыканта содрогнуться.

Скрипка молчала. Понадобилось ещё раза два или три провести по ним смычком, чтобы понять – инструмент онемел.

Ощущение было такое, словно уши подвели скрипача. Что ж, Дэнни уже давно понял – музыка может звучать и без музыкального инструмента! Он встряхнул волосами – маги от резкого движения чуть отшатнулись, но потом накинулись на скрипача. Лишили его и смычка, и скрипки – небрежно бросив их под ноги. Схватили за руки.

Музыки не было.

Ничего не произошло.

- Хорошую шутку я придумал? – спросил Кор Тэллин, подходя к Дэну. – Рад тебя видеть, ученик. Вернулся, чтобы добить старика?

Он не ждал ответа. Слова здесь были ни к чему.

- У меня для тебя не один сюрприз, Дэнни, - Кор погладил Дэна по щеке, невзначай оцарапав его перстнем. Что-то слабо щёлкнуло очень близко к уху, и Софет чуть вздрогнул. Маги крепко держали его, и от их пальцев по рукам распространялось непонятное онемение.

- У нас есть пара минут, чтобы приятно поговорить. Потом ты немножко уснёшь. Я знаю, что с тобой пришёл некромант. Возможно, я разрешу ему тебя разбудить ненадолго, чтобы позабавиться. А девочку, наверное, уберём по-быстрому, незачем её обижать, да?

Дэн улыбнулся и закрыл глаза. У него было кое-что, не учтённое Тэллином – его, Дэна,  собственные эмоции он мог заблокировать и даже полностью погасить, а к собственной боли у Софета иммунитет…  но зато причинять боль другим и использовать её же как оружие он всё ещё может.

А насчёт двух минут – это, скорее всего, ожидаемое действие яда. Ну, хорошо, тут главное как раз оставаться спокойным. Тогда яд подействует медленней.

Рывок в сторону – магу справа досталось головой в лицо. Пока он приходил в себя, продолжая, впрочем, держать Дэна за руку, Софет ударил мага слева сапогом по лодыжке. Кор Тэллин выхватил из-за пазухи щёгольского камзола серебристый пистолет с насечками. Софету показалось, что он видит каждую завитушку сложного узора. Изо всех сил, пользуясь небольшими дозами полученной от магов боли, он постарался свести зажатые недругами руки вместе. Да, вот так, правый и левый наполовину закрыли  Дэнни. Ну, а теперь…

У Дэна длинные ловкие пальцы. Правый маг ослабил хватку, в отличие левого – у правого ушиблен нос и разбиты в кровь губы. Дэнни не увидел  – Дэнни почуял запах крови. Левый маг был настроен решительно – он попытался заломить Дэну руку и поставить его на колени. Если бы правый пришёл в себя и помог товарищу, у них легко бы это получилось. Но Дэн Софет выкрутил руку из потных ладоней правого и пальцами впился  между хрупкими нежными косточками правой кисти недруга. Боль потекла к нему быстрым, но тонким потоком – этого по-прежнему мало. Левый маг доставлял неудобства больше, чем хотелось бы, но Дэн уже освободил правую руку. Не тратя времени на правого, он перехватил  левого за предплечье. Лучше бы за локоть, но до локтя оказалось сложно дотянуться. Левый маг вырвался, Дэн упал на одно колено. Только тут Тэллин нажал на спусковой крючок пистолета. Выстрел! Если бы Дэнни остался стоять, ему снесло бы голову. Волей-неволей все вздрагивают. Тот, который продолжал держать Дэна, получил локтем в пах. Мага пронзила боль, настолько сильная, что у Софета начало в ответ покалывать во всём теле. Но у него достаточно сил, чтобы оглушить левого мага и переключиться на правого.

Правый кинулся на встающего с колен Дэна, и Дэн успел ударить его головой снизу вверх в челюсть. Ему уже не нужна чужая боль – боли достаточно, но останавливаться нельзя. Кор Тэллин выстрелил ещё раз, потом швырнул в Дэнни пистолет  и опрометью бросился к двери. Софет отшвырнул правого в сторону, кинулся за Кором. Схватил камергера за шиворот – камзол затрещал по швам, но выдержал.

- Противоядие, - сквозь зубы выдавил Дэнни. И скрутил ворот сильнее, чтобы сдавить Кору горло.

Палец Тэллина, дрожа, указал на туалетный столик. Дэн, не выпуская воротник из руки, толкнул камергера. Кор Тэллин выдвинул ящик и достал оттуда ларчик с множеством маленьких пузырьков.

- Который? - Дэн не уверен, что от любого из этих снадобий он не упадёт замертво. Поэтому, когда Кор Тэллин достал одну бутылочку, Дэн сначала приказал ему попробовать зелье.

- Не веришь мне, - Тэллин нарочно тянул время. В жилах Дэна уже вовсю тёк яд. Он чувствовал, как отравленное тело постепенно перестаёт жить. Но энергия чужой боли не давала ему умереть достаточно быстро.

- Быстро! – Дэн ударил кулаком по ларцу, круша сразу несколько склянок, мелкие стёкла впились в кожу.

Тэллин сделал маленький глоток, поморщился и передал бутылочку Дэну.

- Боюсь, уже поздно, - с фальшивым сожалением сказал Кор.

Его маги-телохранители пришли в себя и поднялись с пола. Дэнни отпустил воротник Тэллина, толкнул камергера на телохранителей и, пока они кучей барахтались на полу, успел схватить с пола скрипку. У неё оказалась треснута верхняя дека и лопнули струны – кто-то наступил на нежный инструмент. Нашарив смычок, Дэнни бережно опустил его и скрипку в футляр. С секунду постоял, опираясь на стол. Голова кружилась, мысли путались, во рту скопилась горечь. В глазах всё плыло.

Да, наверное, уже поздно – яд подействовал и нейтрализовать его не удалось. Ну так, значит, и терять нечего.

Последние силы Дэнни вложил  в магический посыл – невидимой рукой он принялся душить Кора Тэллина, ощущая, как жизнь покидает толстое, рыхлое тело камергера. Маги, правый и левый, двинулись  на Дэнни. Тэллин умер. Дэн стоял спиной к письменному столу, хватал воздух ртом, и ждал…

Он был всё ещё слишком жив для этих двоих, а они были для него слишком полны боли – вожделенной боли, которой ему не хватало, как воздуха, чтобы вдохнуть – и остановить врагов. На этот раз уже точно остановить – навсегда. Он знал, как останавливается сердце, как замирает в жилах кровь, и откуда-то знал, как замерзает в горле последнее, слабое дыхание.

Маги одновременно попытались сдавить ему горло, но для них это было последнее, что они смогли. Всё, что чувствовал Дэн, обернулось против них.

Сарвен Дард и Швея потратили две или три минуты на осмотр доверенной им территории. Ничего особенного: короткий коридор, ведущий от чёрного хода в кухню, слабо освещённую двумя тусклыми лампами, и коридор чуть подлиннее – из кухни в столовую. В коротком коридоре ещё две дверцы вели в кладовые, где стояли вёдра, швабры, мётлы и прочая хозяйственная утварь. С радостным «ага!» Сарвен Дард извлёк из кладовки штыковую лопату, убранную за ненадобностью – зимой она ни к чему.

- Пригодится, - шёпотом сказал некромант Швее и поставил лопату возле выхода. Если что – можно будет огреть ею преследователей.

Швея никакого оружия не искала. Она оглядела все возможные укрытия, а также проверила, не спрятался ли где-нибудь какой-нибудь злодей.

 - Давай я буду сторожить в том коридоре, а ты в кухне, поближе к двери, - предложил Дард, поглаживая двуствольный пистолет в самодельной кобуре на поясе. – Если что, сможешь по-быстрому выскочить и удрать!

- Удрать?

- Если что-то пойдёт не так, нас надо будет кому-то выручать, - подумав, сказал Сарвен. Ему не хотелось обижать светловолосую. Но и подвергать лишний раз опасности – тоже.

Его слова вроде бы убедили женщину – она пересекла кухню и скрылась в коротком коридоре. Дард прислонился к стене большого коридора и приготовился ждать.

Ждал он недолго: посреди кухни с тихим шорохом материализовались два человека самой неприятной наружности: нарядные, выхоленные и при этом до противности кукольные.

Заданием Софета было – не поднимать шума, и Сарвен лишь прижался к стене плотнее. Однако один маг сразу же пошёл в его сторону, а второй – к другому выходу из кухни. И Дард решился «поднять шума» - свистнул, чтобы предупредить Швею. Разумеется, первый из магов кинулся к свистуну, и тут уж Сарвен не стал прятаться. Он встретил противника кулаками, но очень быстро обнаружил, что холёный красавчик крепок и гибок, словно хлыст. И весьма быстр – молниеносным ударом в челюсть он свалил Дарда с ног и занёс над некромантом ногу. Намерения мага были яснее ясного – ударить по животу или ниже, но Сарвен изо всех сил схватил холёного за ступню. Красавчик повалился на пол с неожиданным грохотом, и некромант подмял его под себя. Откуда-то издалека грохнул выстрел, чуть позже – второй. А затем снова стало тихо.

Светлый боролся яростно и всё время старался что-то крикнуть, так что основные усилия Дард тратил на то, чтобы заткнуть холёному красавчику пасть. Укушенный за основание большого пальца, Сарвен пришёл в праведный гнев и попытался придушить Светлого. Тот, подлюга, упёрся ладонью Сарвену в лоб, и на смену гневу пришло небывалое миролюбие. Да что там – некромант чуть не зарыдал от сочувствия к удушаемому. Ему стоило огромного труда не убрать руки с горла Светлого, но всё-таки сжимать их он стал слабее. Светлый издал сдавленный, хриплый крик.

- Портер! – выкрикнул Дард.

Увы, прежней бури в его душе кличка пса не вызвала. Хватило лишь на то, чтобы приложить Светлого затылком об пол.

- Ну что, красотуля? – прошипел Сарвен, брызгая слюной в лицо мага, потерявшего сознание. – Кто тут сильней?

Для верности он ударил головой мага в пол ещё пару раз. Затем оторвал от воротника куртки кусок слежавшегося, слипшегося от чужой крови старого меха. Куртка была очень старая, мездра воротника легко подалась под пальцами. Этот мерзкий комок Сарвен запихал в рот Светлому. Связать его было нечем – Софет, тот вроде умел наводить такие чары, но Дард таким искусством не владел. Пришлось развязать надушенный шейный платок на шее красавчика и замотать ему руки. Скользкий шёлк никак не желал как следует затягиваться, Дард помог  себе зубами – платок скрипел и вонял духами.

Управившись со «своим» магом, некромант поднялся и побежал к Швее.

В полутёмном коридоре ему показалось, что её лицо светится, как белая луна. Потом Дард понял, что Швея настолько бледна. На полу, свернувшись калачиком, лежал второй красотуля – даже причёска не попорчена, только ноги слегка подёргиваются. С пальцев обеих рук Швеи слетали маленькие искорки.

Она подняла на Дарда несчастные глаза.

- Он убит?

Некромант присел на корточки, нависнув над Светлым. Тот мелко дёргался, но не дышал. Скорее всего, его можно было вернуть к жизни. Сарвен развернул мага и  положил ему руку на грудь. Сердце ещё чуть трепетало.

-  Я могу прекратить это. Увести его… из жизни.

Швея отчаянно замотала головой, вытянув руки с искрящимися пальцами перед собой.

Дард  с ужасом увидел, как из искр собирается маленькая шаровая молния.

- Швея!

Он кинулся к ней, упал на колени, обнял женщину за ноги, шурша её юбками.

- Не надо! Не мучай себя! – взмолился он. – Это было неизбежно – или он, или ты!

Швея заплакала. Некромант посмотрел вверх – молния и искры пропали.

Светлый уже не дёргался. Лежал на полу с закрытыми глазами, пальцы рук скрючены, лицо искажено. Страшная смерть.

Поднять его, что ли, пока свежий? Без аффекта это займёт некоторое время и отнимет силы, но у них будет хорошее прикрытие.

Сарвен Дард встал, прижал к груди Швею, чувствуя, что она не сопротивляется, а только тихонько вздрагивает.

- Успокойся. Наблюдай за кухней. Если Софет не появится в течение ближайших минут – мы уходим.

Дард подошёл к убитому. На Швею он старался не смотреть.

- Кто это? Бросай его!

Непонятно как, но Софет очутился прямо над трупом. Сарвен мог бы поклясться, что не слышал шагов.

- Как ты… как?

Дард понял, что надеялся на смерть Тёмного от тех выстрелов.

Но вот он стоял, под мышкой скрипичный футляр, длинный шарф свисает до колен, черные волосы падают на лицо.

- Бегом, бегом! – Софет схватил Дарда за плечо, толкнул к двери. Перешагнул через труп, взял Швею за руку.

Бегом так бегом. С чувством сожаления Сарвен подбежал к выходу и наткнулся на оставленную там лопату. Эх, надо было с собой взять, жахнул бы первого красотулю по башке и успел бы защитить Швею. Она, конечно, в итоге постояла за себя сама. Но теперь на неё жалко смотреть, а всё почему?

Потому что некромант Сарвен Дард не пришёл ей на подмогу вовремя.

Дард схватил лопату и, распахнув дверь, выбежал на задний двор особняка. Как странно было, что снаружи всё та же ночь, тот же холодный воздух и те же фонарики горят на столбах и деревьях!

- Что дальше? – спросил некромант, оборачиваясь к Софету и Швее.

Маг Боли держал жену за руку. Он даже не смотрел на неё, и это почему-то укололо Дарда.

- Сначала домой, - сказал Софет. – Собираемся и уходим.

- Куда? – тут же поинтересовался Дард.

- Мне надо найти ещё одного человека, - неопределённо ответил Софет.

Город спал. Так и положено в ночь Долгого Сна – спать и видеть Сон. Что тебе приснится, то тебя и ждёт в течение следующего года.

Дэнни быстро шёл по улицам к дому Чезаре. С Тэллином ему повезло – тот никуда не делся из города. Но где разыскать Роза?

В голове Дэна постепенно складывался план, как его искать. Начать надо, разумеется, с комитета по регистрации Тёмных магов. Для этого можно использовать Швею и Дарда – сам он слишком известен.

Но, конечно, для начала надо вернуться домой и дать этим двоим отдых. Кроме того, Дарда просто необходимо вымыть. От него воняло, как от запущенного свинарника.

О чём Дэнни совершенно не хотел думать – так это об окончании драки в спальне Кора Тэллина. При одной мысли мутило. Но в то же время в голове постоянно вертелись обрывки воспоминаний о произошедшем. Отгони одну – и тут же получишь две другие. Даже от этих смутных образов Софета слегка мутило.

Квартира Чезаре Роза в очередной раз показалась Дэну безупречным убежищем. Надёжность его никогда не вызывала у ван Лиота сомнений. Но теперь долго задерживаться не стоило даже здесь.

Софет затолкал Сарвена Дарда в ванную, сунул ему кое-какую одежду, найденную в шкафах Чезаре, и только тут обратил внимание, что Швея куда-то пропала.

Она нашлась на кровати в их спальне, глядя в одну точку. Дэнни встал возле Анстис, взял её за руки.

- Что случилось, малышка? – спросил он, стараясь быть ласковым.

- Это было неизбежно – или он, или я, - сказала Анстис, закрывая глаза.

- Ты убила одного из тех… да?

Швея кивнула.

Дэнни сел рядом с женой, обнял её, с некоторым усилием прижал голову Швеи к своему плечу. Надо же, не только ему, видно, сегодня досталось. Что, если перед мысленным взглядом Анстис тоже мелькают эти мерзкие картинки, как у него, у Дэна?

А ещё незадолго до выхода Дард… Дард ввалился в дом, пребывая в шоке. Наверное, его эмоции чувствительная, нежная Анстис приняла близко к сердцу.

Вина за всё это определённо лежала на сложившемся режиме, не так ли?

И когда Тэллин создавал свою ложу Смуты – быть может, он как раз и желал изменить существующее положение дел. Возможно, именно поэтому он собирал равно и Светлых, и Тёмных магов. Соединял их воедино в этой новой ложе.

И Гудвин ван Лиот когда-то давно, много лет назад, это понял. И, веря, что на войне все средства хороши, действовал через него, младшего брата.

- Я впервые убил в десять лет, - сказал Дэнни Швее, и она заплакала.

- Что они с нами делают, Дэн? – спросила она сквозь слёзы.

У Дэнни не было ответа наготове.

Он вообще не знал, как утешить жену. Её боль не походила ни на чью больше.

И за эту боль Дэнни был готов разрушить весь мир – при условии, что Анстис станет от этого легче.

Швея ненадолго уснула. Убедившись, что она спит крепко и спокойно, Дэн Софет вышел из комнаты в гостиную, где на полу в окружении мисок и тарелок восседал чисто отмытый и прилично одетый Сарвен Дард и пил из горлышка бутылки вино.

Одежда Чезаре Роза была ему широка и длинна, а на ноги он, похоже, вовсе ничего не подобрал, так как сидел босиком.

Вяло кивнув некроманту, Софет побрёл в кухню за стаканом. Вернувшись в гостиную, он отобрал у Дарда бутылку и налил себе до краёв.

- Спит? – спросил некромант, показывая на дверь спальни.

- Спит, - кисло ответил Дэнни. – Ну что, друг некромант, с праздником тебя. Хороших снов.

Дард отсалютовал ему бутылкой.

- И тебе, маг Боли. Долго ли мы можем здесь оставаться?

- Пока можем.

- В доме этого, как его, камергера, мы изрядно наследили. Ты и Швея – вы использовали магию. Тёмную магию!

- Я бы использовал Светлую, друг некромант, но в том случае она была бы неэффективна, - глотая вино, сообщил Дэн. – Гадость какая… и пахнет аптекой. Что это за вино?

- Не знаю, нашёл вон там, на полке за книгами, - пожал плечами Дард.

- Странно, эн Роз обычно предпочитал хорошее…

- А ты его пробовал, хорошее-то?

- Не довелось. Я был ещё малышом, когда жил здесь.

Это слово – «малыш» - оживило целую вереницу картинок у Дэна в голове. Как выбить их оттуда? Этого он не знал.

 - Что там натворила Швея? – спросил он недовольно. – Я, кажется, вас просил вести себя тихо.

- Мы и вели себя тихо, - уязвлённо ответил Дард. – Но пришли какие-то красотули и стали нас убивать. Своего я притиснул по-тихому, а вот Швея…

Некромант вздрогнул.

 - Бедняжка, кажется, не рассчитала своих сил. Они там в этой деревне совсем не учат девушек управлять молниями…

- И не только молниями, - Дэнни в задумчивости смотрел на некроманта. Он словно впервые его видел. Хотя, конечно, так оно и было – раньше от него хотелось поскорее отвести взгляд, таким грязным и неопрятным выглядел маг ложи Смерти. Трупарь, одним словом.

А теперь оказалось, что у Дарда светлые, торчащие дыбом короткие волосы, правильный овал лица и светлые желтовато-серые глаза, которые смотрят без угрозы и злобы. Обычный человек лет двадцати пяти.

Дэну даже пришлось себе напомнить, что именно этот самый Дард пару месяцев назад натравил на него ядовитую кусачую нежить. И убил тринадцать магов, у одного из которых Дэнни планировал узнать о Чезаре Розе. Ведь какой был план – пустить ловцов по своему следу. Андерсон, скорее всего, нашёл бы его. Они бы встретились и… и что? Была бы у них драка или поучительная беседа? Так или иначе, Дэн выпытал бы у Сэнди хоть что-то о Чезаре Розе.

Но неожиданное вмешательство Дарда все эти планы порушило.

- Можешь спать в моей старой спальне, - Дэнни отвёл некроманта в дальнюю комнату и распахнул перед ним дверь.

Его старая спальня… узкая кровать, которая сегодняшнему Дэну, пожалуй, была бы коротковата. Однако Сарвен щуплый и не такой высокий, ему сойдёт.

- В шкафу, возможно, лежит бельё, - буркнул Софет и поспешил выйти.

В конце концов в квартире Чезаре Роза всё стихло.

Дэнни лежал рядом с Анстис, которая спала беспокойно, вздрагивала, постанывала. Иногда он приобнимал её – Швея успокаивалась, но потом снова начинала видеть тревожные сны.

К Дэну сон не шёл. Маг поднялся с постели, вышел в гостиную, сел в кресло. У камина стоял зонтик-трость. Обычный большой зонт с причудливо изогнутой рукоятью, обтянутый блестящим чёрным шёлком с муаровым узором. Дэн встал, взял зонтик в руки, раскрыл его.

Остаток ночи он провёл в размышлениях над чарами, которые можно наложить на этот, казалось бы, самый простой предмет обихода.

Говорят, маги древности умели создавать целые миры. А если верить некоторым книгам, то и этот мир они создали после того, как там, где они жили, существование магов стало совсем невыносимым. Дэнни подошёл к книгам Чезаре и долго рылся в них. Некоторые снимал с полки, открывал, листал – и, не найдя того, что хотел, откладывал на стол.

Утро свалило его в кресло, накрыло книгой, и короткий, но яркий сон, который приснился в этот час Дэну, заставил мага вскрикнуть и проснуться. Но он тут же уснул снова – без сновидений.

Его разбудила Швея. Она взяла книгу из рук Дэна, и он тут же открыл глаза, готовый ко всему.

- Мы всё собрали, - сказала Швея. – Мы готовы уходить.

Дэн некоторое время смотрел на книгу, которую Анстис держала, прижав к груди. Будто отгораживалась от него.

- Мне нужен час. Если всё получится, нам не надо будет никуда уходить.

Забрав у Анстис книгу, Дэнни схватил зонтик и выбежал из комнаты, а затем и из квартиры. Поднимаясь вверх на третий этаж, Дэн видел, как Швея стоит на пороге и с тревогой смотрит вверх.

Люк на чердак не поддавался, и Дэн не задумываясь вышиб его магическим ударом. Всё равно, если сейчас получится – то проблема, куда спрятаться, будет решена раз и навсегда. Он вылез на крытую жестяными листами крышу, покатую и скользкую, нашёл возле ажурной ограды по краю устойчивое место и сел, упираясь в оградку ногами. Положил книгу на колени, а зонт рядом с собой.

Карандашом на полях книги Дэн вывел несколько коротких фраз, затем пролистнул несколько страниц и сделал ещё пометку. Вернулся к уже написанному, погрыз кончик карандаша и развернул зонт. Положил на крышу, дождался, пока стихнет небольшой порыв ветра, качающий зонтик, и ступил прямо в шёлковое чёрное нутро, подсознательно ожидая, что ничего не произойдёт, что под ногой хрустнут спицы…

Но его нога провалилась сквозь зонт и жесть крыши. Дэн вздрогнул, сбился с мысли и чуть не застрял в жестяном покрытии. Резко вытащив ногу назад, он осмотрел две большие ссадины на щиколотке и оборвавшийся край брючины.

Однако… у него почти получилось. Ещё немного доработать – и получится зонтик-портал, очень удобная вещь! А чем вещь с наложенными чарами хороша – так это тем, что больше использовать магию, оставляя за нею след, уже не надо. Это, конечно, не целый мир, а всего лишь усовершенствованный зонт…

Дэнни сложил его, расправив складки.

Когда он развернул зонт снова и ступил в него, то оказался посреди гостиной в квартире Чезаре. Спустя секунду уже свёрнутый зонтик сам собой оказался в его руке.

Дэн снова раскрыл его и наступил внутрь – чтобы оказаться вновь на крыше, где он подобрал оставленную книгу. У него горели уши и щёки – словно обожжённые морозом.

Теперь оставалось лишь придумать, куда, кроме крыши, можно попасть из квартиры. Дэнни представил свой старый дом, но, подумав, отказался от идеи перенестись туда - после бойни, устроенной там Дардом, дом окончательно перестал быть родным. Дэн перенёсся на рыночную площадь – вернее, на угол одного из зданий возле площади, где в последнее время зарабатывал игрой на лютне. В этот ранний час там никого не оказалось, кроме двух побирушек, ссорящихся из-за какого-то мосла. Заметили они Дэна или нет, осталось неизвестным – он разу же раскрыл зонт, кинул его на мостовую и шагнул внутрь.

Снова гостиная квартиры Роза. На этот раз он вышел из зонта прямо перед ошеломлёнными зрителями. На него круглыми, огромными глазами смотрели Швея и Дард. Дэн рассмеялся, протянул руку, поймал появившийся из воздуха зонт и поклонился.

- Теперь все Светлые мира останутся в дураках, - сказал он. – Швея, у нас есть что-нибудь поесть?

***

Сарвен Дард влюбился.

Наверное, он влюбился в Швею уже давно – ещё тогда, у моря, когда её босую и полуодетую вели на казнь. Но осознал он это лишь сейчас, когда провёл несколько дней в обществе Дэна Софета ван Лиота (да-да, вот так и звучало полное имя мага Боли!) и его жены. Ревниво следя за отношениями супружеской пары, Дард постепенно пришёл к выводу: сам Дэн Швею вовсе не любит. Сама она в Дэне Софете души не чаяла, так и таяла под его взглядами, так и ждала то похвалы, то ласки. Так Портер ждал, пока хозяин обратит на него внимание – потреплет по голове, почешет между ушами или кинет кусок чего-то вкусненького. А Софет? Софет снисходительно принимал её заботу о себе и планировал ужасные вещи.

Теперь они жили в относительной безопасности: в дом Чезаре Роза уже дважды приходили Светлые маги-ловцы, но в квартире никого не находили. Для этого всего лишь надо было прыгнуть в зонт. Сначала прыгал Дард, потом – Софет и Швея, рука об руку.

Потом ждали – когда сработает крошечный «паучок» - по всей квартире Софет распространил магическую паутинку, и когда в доме никого не оставалось, от маленького паука в углу возле входной двери шёл сигнал. И они возвращались. У Софета было три разных укрытия – на крыше этого же дома, в сарае позади бывшего Дэнова дома и на складе за рынком. Все три Дард считал небезопасными, но оттуда, в случае чего, несложно было куда-то убежать. Софет сказал, что работает над тем, чтобы оставаться в этой же квартире, но делаться невидимыми и неощутимыми для облавщиков. Сарвен склонялся к тому, что лучше найти более удобное и безопасное убежище, где, в случае чего, можно провести не час-другой, а жить какое-то длительное время. Швея высказывалась за оба варианта – они казались ей дополняющими друг друга.

Теперь о планах Дэна Софета. Он собирался, когда утихнет расследование о происшествии в доме камергера с четырьмя убитыми и одним тяжело раненым, отправить Швею и Дарда в комитет к Светлым магам. Там им надлежало представиться незарегистрированными Тёмными магами, покаяться во всех прегрешениях (разумеется, кроме участия в убийстве в особняке Тэллина) и пройти все этапы регистрации.

Это казалось Сарвену Дарду неприемлемым. Больше всего его беспокоило, что Швея оставила явные следы преступления в особняке. Именно такие всплески магии, как у неё, оставляют наиболее явный шлейф, по которому мага нетрудно отследить. Да, шлейф давно развеялся, но опытный маг-следователь хорошо запоминает такие следы. А если это хороший «нюхач», то и сумеет различить индивидуальный стиль магии. И тогда Швею арестуют, лишат магии и эмоций, и, возможно, даже казнят.

- Меня ведь не казнили, - всегда отвечал на возражения Дарда Софет.

- Но ты не можешь подвергать её такой опасности! Я пойду один! – злился Дард.

- Толку мне от тебя одного! – сердился в ответ Софет. – Мне нужны двое, понимаешь, друг некромант? Один – это всё равно, что никого! Я уже всё десять раз объяснил!

- Объясни в одиннадцатый – почему она должна рисковать собой ради твоей цели? Это ты ищешь человека, а не мы, - огрызался Дард.

Когда они начинали кипятиться, Швея всегда вмешивалась. У неё это получалось удивительно просто и изящно.

- Может, чаю? – спрашивала она, и тут же на столе появлялся поднос с горячим чаем и свежей выпечкой. – Почему вы не спрашиваете, что думаю об этом я? А я думаю, что Сарвена тоже ещё ищут. И если в доме Кора Тэллина убиты четверо, то в доме Дэнни убитых было тринадцать человек.

- Но я – другое дело! – восклицал Сарвен Дар. Проходило некоторое время, и обсуждение начиналось по очередному кругу.

В конце концов, кто-то должен был поставить точку. И одним прекрасным днём некромант, стукнув по столу кулаком, её поставил:

- Если идти одному – всё равно, что не идти, то я ухожу. И тогда решай это сам.

Дэн открыл рот, но тут неожиданно сторону Дарда взяла и Швея:

- И я тоже уйду. Придумай другой способ, Дэнни. Мы не хотим сдаваться в Комитет. Нас очень быстро разъяснят, арестуют и может быть, казнят.

Дэн Софет глядел на них остро и зло. Его чёрные, глубоко запавшие глаза по очереди озирали то Дарда, то Швею.

- Вот так, значит, - сказал он.  – Вот, значит, как.

- Ты должен придумать другой способ, Дэн. Мы можем проникнуть туда через твой зонтик и… - Швея запнулась, а вот Дард продолжил:

- Придумай что угодно, лишь бы не рисковать ею, Софет!

Дэн Софет ван Лиот встал из-за стола.

Он явно хотел начать какие-то объяснения, но тут увидел, как Швея съёжилась, сжалась и в поисках защиты прижалась к Сарвену Дарду. Сам Дард такого вовсе не ожидал, но, едва женщина, ища защиты, прильнула к нему, сразу же обнял её.

- Вы что, и правда готовы уйти, если я… вы, вдвоём? – в голосе Софета прозвучала обида обделённого ребёнка. – Анстис? Дард?

Швея так и отпрянула от некроманта.

Дард не знал, что и сказать.

А Софет развернулся и вышел из гостиной.

Оставшись в одной комнате с Швеёй, Сарвен почувствовал, как нарастает неловкое молчание и кашлянул, отчаянно кося на женщину взглядом.

Но она принялась торопливо убирать со стола, а Дарда словно бы и не было рядом.

Только ближе к вечеру этого дня Сарвен обнаружил, что зонта Софета нет на его обычном месте – возле камина.

Не было также вещевого мешка мага Боли, его заветной книги по анатомии пыток и футляра со сломанной чёрной скрипкой. Дэн Софет ушёл, и хотя Дард догадывался – куда, он не сказал об этом Швее. Решил – если спросит, тогда он скажет. А если не спросит…

***

Весь вечер Дэнни провёл в зонтике, лежащем на лавке возле конторы Комитета по выявлению  незарегистрированных Тёмных магов. Из здания выходили Светлые, возвращающиеся со службы домой, в двери входили и вбегали разные люди – другие маги, простаки, а один раз Дэн  увидел, как два ловца ведут связанного, с заткнутым кляпом ртом и завязанными глазами человека.

У двери дежурили четыре молодых Светлых, вооружённых короткими мечами и пистолетами в нарядных новеньких кобурах. Светло-серая с жёлтыми полосами на груди форма комитетчиков хорошо виднелась в наступающей темноте. Она напоминала Софету форму городских стражей, «мух», только выглядела нарядней и светлее. На головах у дежурных были суконные мягкие кепки с наушниками и блестящими кокардами с древним знаком ордена Отражений. Знак напоминал снежинку с восемью лучами и круглой серединой.

Хорошо живётся Светлым. И королем обласканы, и могут существовать, как им хочется – не прячась, не ограничивая себя в достижении целей, не пытаясь приспособиться и пригнуться к земле при первой же опасности.

Плохо живётся Тёмным – объявлены вне закона, а стоит совершить хоть малейший промах – тебя начнут ловить, обезвреживать и лишать энергии.

Разумеется, они, все трое, совершили достаточно, чтобы всерьёз взяться за них. Дэн Софет прекрасно понимал, что его путь усеян трупами, но разве имея выбор, он оставлял бы их на этом пути? Хорошо бы быть просто музыкантом, беззаботным, как стриж, который только и делает, что порхает в небе и поёт незамысловатую летнюю песню. Хорошо сидеть перед пюпитром с нотами, держа на коленях лютню, и разучивать новую пьесу. Главное, чтобы учитель попался добрый и внимательный, а не как злобный желчный Ашаз, норовящий исколоть твои ноги острой палочкой.

Хорошо никогда не знать унижений, холода и боли, ставящей тебя на колени или швыряющей под ноги тем, у кого есть в этом мире Власть. Реальная власть, а не условная, как у магов ложи Власти, которые скитаются неизвестно где, прячась от Светлых.

Светлые маги – ловцы, нюхачи, аналитики – шли мимо лежащего на лавке развёрнутого зонта, не замечая его. Дэн, который закрепил зонтик, чтоб тот не улетел, следил за ними из своего укрытия. Тень укрывала его. Жаль, что находиться в полупровале долго не получается – надо выходить или на эту, или на другую сторону.

Какая-то Светлая – молодая женщина в длинной серой юбке и приталенном суконном мундире с жёлтыми полосами на пышной груди – подошла к зонтику и протянула к нему руку.

- Эй, а чей это зонт?! – только и успела крикнуть она. Дэн втащил её, а сам выбрался наружу, освободил зонт от верёвки и прыгнул обратно, вслед за женщиной.

Их вынесло в старый дом ван Лиотов. Дэн упал прямо на Светлую, и та, уже успев подготовиться, оттолкнула его, создав вокруг себя невидимый щит. Она была готова драться, но Дэн лишь отодвинулся подальше, сел и поднял перед собой руки.

- Тише, - сказал он. – Тише. Я только спрошу у тебя кое-что, ладно? И сразу отпущу.

Женщина не опускала свой щит. Зато вытаскивала из маленькой кобуры «дамский» пистолет новой конструкции. Дэн, по крайней мере, таких ещё не видел.

Он исподволь огляделся. В большой комнате, когда-то служившей его семье и гостиной, и столовой, было пусто. Остатки мебели лежали грудой в углу. На полу – следы крови. На стенах – тоже. Кто-то кое-как прибрался здесь, но отмывать кровь и разбирать обломки не стал.

Плохо вновь и вновь возвращаться в родной дом и видеть его разрушенным и брошенным.

- Не надо стрелять, - заговорил он снова.

Пистолет безнадёжно застрял в кобуре. Дэнни, который приложил к этому немного магических усилий, слегка улыбнулся.

- Ну? Я хотел только задать пару вопросом. Никакого вреда тебе я не причиню.

- Хорошо, но тогда я спрошу первая. Кто ты? – у Светлой оказалось очень приятное контральто. Против воли Дэн сразу же вообразил, как она поёт, а вслед за тем – как стонет и вскрикивает от боли.

Она щёлкнула пальцами, в гостиной стало светло. Женщина, темноволосая и кареглазая, не старше тридцати лет, как показалось Дэну, поспешно одёрнула юбки и села, подвернув под себя ноги.

- Я Дэниэл Альсон. А как тебя зовут?

- Кэтлин, - с некоторой запинкой ответила Светлая. Ну что ж, если ей угодно, чтоб её называли Кэтлин – пожалуйста. Это имя не хуже прочих.

- Кэтлин, я хотел бы узнать во-первых, давно ли ты работаешь в Комитете, и во-вторых – есть ли у тебя доступ к спискам ловцов.

- Зачем? – с подозрением спросила женщина.

Разумеется, с подозрением! Если не столь давно кто-то уничтожил в этом самом доме тринадцать ловцов…

- Понимаешь, какое дело, Кэт, - Дэн рискнул немного приблизиться к ней, и пожалел об этом – тут же она двинула его своим невидимым щитом, так что Дэнни упал на одно колено. Которым изрядно ушибся. – Эй!

- Не двигайся. Сядь вон там, - она указала на место между двумя большими засохшими пятнами крови. – И сиди.

Дэнни повиновался.

- Так вот, Кэтлин! Да, я Тёмный маг. Но в детстве меня воспитывал Светлый. Он был моим учителем почти пять лет. Я учился Светлой магии, и мой учитель был очень добр ко мне. Без него я бы не выжил.

- Сейчас прямо заплачу, - цинично сообщила Кэтлин, но лицо её немного смягчилось.

- Узнав, что в Азельме кто-то убивает ловцов и других Светлых магов, я захотел получить информацию о том, где мой учитель, чтобы его предостеречь. В последний раз, когда я его видел – это было три года назад! – он был в Комитете. И сказал мне, что решил стать ловцом. Понимаешь теперь? Мне НАДО его найти.

- Ты говоришь о Чезе? О Чезаре Розе? – Кэтлин сжала губы, немного помолчала, словно оценивая, стоит ли дальше говорить с Дэном.

И Дэнни почувствовал, что у него убывают силы. Кэтлин забирала его энергию, его эмоции. Но он не противился.

- Я не хочу причинять вреда ни тебе, ни кому-либо из Комитета. Мне нужно найти Чезаре.

- Я не сказала бы тебе, где он, ни за что на свете. Прощай!

Кэтлин попыталась перенестись. Но осталась сидеть на месте. Довольный собой, Дэнни показал ей на зонтик.

- Моё изобретение, - сказал он. – Если ты перешла по моему порталу – ты подчиняешься моим же условиям. Ты владеешь практикой убеждения Спящего?

- Что? – Светлая выглядела поражённой.

- И, пожалуй, тебе не нужен щит, - Дэн улыбнулся, и представил, как её защита превращается в лёд и тает.

Никогда ему не было так приятно использовать магию. Тёмную. Свободно использовать, не боясь, что поймают.

Кэтлин снова попыталась выхватить пистолет.

- Но…

- Ты просто не привыкла, что маг Теней может быть сильнее, да? Я по-прежнему не хочу причинять тебе вреда, Кэтлин.

Он врал. Её голос будил самые низменные чувства. Особенно когда в этом голосе стали появляться нотки страха.

- Мне только надо найти Чезаре Роза.

- Чеза нет в Азельме, - быстро ответила Кэтлин.

- Значит, Чез находится где-то ещё, - Дэнни подошёл к Светлой, присел напротив, вытащил, преодолевая сопротивление, пистолет из кобуры. Покрутил в руке, заинтересованный новым видом оружия. Похоже, что оружейники не стоят на месте, вон какую штуку изобрели. Ствол один, а зарядов несколько. – Хочу знать, где.

Кэтлин пожала плечами. Вышло у неё неубедительно.

- Ты же понимаешь, что убив меня…

Дэн сунул пистолет в свой вещевой мешок, повернулся к Светлой и встал, поднимая и её с пола.

- Шшшш, я не собираюсь тебя убивать, - Софет провёл рукой по тёмным волосам Кэтлин, от которых приятно пахло лимонными духами. – Есть люди, которым достаточно одно лишь упоминание о том, что я – маг ложи Боли. Ты случайно не из таких?

Кэтлин оттолкнула руку Дэна и снова взялась за вытягивание эмоций из Дэна. С таким же успехом она могла бы, к примеру, тянуть жизненные силы из мертвеца.

- Ты ослабеешь, если возьмёшь ещё, - сказал он добродушно, как мог. – Ты же понимаешь, что тебе ни к чему то, что у меня на душе? Знаешь, что сказал мне Чезаре? Светлые не убивают магией, потому что часть чужой боли при этом они получают себе. И понемногу убивают и себя. А теперь представь себе, как сейчас буду действовать я?

Вспоминая страницы из заветной книги Санны Даггона, он отыскал нужную точку на шее Кэтлин и несильно нажал на неё пальцем. Светлая вскрикнула от боли. Да, именно так и представлял себе Дэнни модуляции этого прекрасного, сильного голоса. Пройдясь пальцами по её хорошенькой голове, он снова нащупал нужную точку и извлёк из Кэтлин новый звук – на терцию выше. Забавно, что она не сопротивлялась. Наверное, эмоциональный замок. Всё держится сейчас внутри неё, а сама женщина оцепенела.

- Споём или станцуем? – спросил Дэнни, отнимая руку от головы Кэтлин и беря её за руки.

Та ещё штучка оказалась эта Кэтлин – обездвиженная физически, она оказалась способной на ментальный удар. В голове Дэна вспыхнула боль.

- Аж в глазах потемнело, - сказал он, пошатнувшись. – Значит, это приглашение на танец, да?

Кэтлин отшвырнула Дэна от себя на несколько шагов. Но на этом силы её оказались на исходе, а взять ей их было неоткуда. Обессиленная, она чуть не упала, но Дэнни вернулся к ней как раз вовремя, чтобы подхватить за руку и за талию. Словно они и впрямь собирались танцевать.

- Говори, - приказал он, сжимая Светлую в руках. – Мне надо знать, где Чезаре Роз.

- Граница с Иртсаном, - Кэтлин сделала неловкий шаг назад, её ноги подкосились, и Дэну пришлось тоже сделать шаг, поддерживая её. Ещё раз найти особое место для вспышки боли – пожалуй, не отказать себе в удовольствии, коротко и остро надавить там, где воротник мундира приоткрывает ключичную впадинку. Нежная, чуть смугловатая кожа будто вспыхнула под пальцем. Краткий, но полный боли и ненависти вскрик.

- Ах, какой голос, - Дэн почувствовал, что едва ли не пьян этой нотой. – Скажи мне, где.

- Граница с Иртсаном,  форт на реке Рахмаш, - прошептала Кэтлин, и на её глаза навернулись слёзы.

- И ведь это ещё только небольшая боль, - удовлетворённо заметил Дэнни. – Что ты вообще знаешь о боли? Колющей, рвущей тело, невыносимой боли? Нет, подожди, Кэт, подожди ещё чуть-чуть. Мне нужны точные координаты вашего поста.

- Откуда ты знаешь, что я назову верные координаты? – огрызнулась Кэтлин. – Я ведь могу сделать так, чтобы ты попал головой в скалу или ногами в болото!

- Вряд ли ты точно знаешь координаты болота, - Дэн слегка сжал Светлой шею – прямо за нежными, розовыми ушами, где больней всего. – Кроме того, разве ты не хочешь, чтобы я оказался там, в этом вашем форте, в окружении доброго десятка отборных ловцов?

- Чтоб ты сдох!

- Мне нужны координаты. Но раз ты так старательно убеждаешь меня, что можешь обмануть – я охотно дам тебе перенести меня сейчас туда, где вы храните карты со всеми пометками для тех, кто переносится по ним.

- Да ты оттуда потом не выйдешь живым! – запальчиво вскричала Кэт.

- А это уже моя забота.

Он умел убеждать, и мелодия, пропетая Кэтлин, не была слишком долгой – Дэн вместе с женщиной перенёсся в контору Комитета, в запертый снаружи кабинет, где сгрёб в мешок две карты, убедившись, что они содержат то, что необходимо.

Он взял Кэтлин под локоть и извлёк из уже ставшего послушным тела ещё одну, последнюю на сегодня ноту.

- Благодарю, Кэт, - сказал Дэнни, насладившись окончанием мелодии. – Ты очень, очень мне помогла.

Если она не закричала – то лишь потому, что боялась: будет хуже. Дэнни прекрасно это осознавал. Также он понимал, что Кэтлин запросто может предупредить Чезаре, едва сможет собраться с мыслями и силами. Убивать её не хотелось, и, рассчитав, что ему хватит нескольких минут форы, Дэн прижал Кэт к груди, положив ей руку на затылок.

- Спи, - сказал он, забирая всю причинённую женщине боль. А заодно и всю прочую боль, которую она по незнанию причиняла себе – из уставшей от сидячей работы шеи, из натёртой неудобным ботинком ступни, из груди, слишком сильно стиснутой корсетом, из гудящей после пережитого головы. – Прости меня и спи.

Кэтлин обмякла в его руках, и Дэнни осторожно уложил её на пол. Жаль, что не нашлось ничего подложить ей под голову. Потом  Дэнни сверился с картой, раскрыл зонтик и исчез из конторы.